Симбирск после отмены крепостного права

История 24.10.2010 6416
Симбирск после отмены крепостного права

Падение крепостного права явилось крупным рубежом в истории России. Страна вступила на более прогрессивный, капиталистический путь развития. Быстро развивались промышленность и торговля, строились железные дороги и росли города, формировались новые классы — буржуазия и пролетариат. Не стоял в стороне от столбовой дороги истории и Симбирск. Но сильные крепостнические пережитки, оторванность от основных промышленных районов страны, от центров добычи угля, нефти, металла и важнейших железнодорожных магистралей ограничивали проникновение капитала в экономику города.

Вспоминая о Симбирске 80-х годов, младшая сестра В. И. Ленина М. И. Ульянова писала: «Это был… небольшой провинциальный городок, тихий и спокойный. Там не было фабрик и заводов, не было трамваев и даже конок, к Симбирску не была проведена еще железная дорога. Зимой сообщаться с другими городами было поэтому особенно трудно… Но с весны, с открытием навигации, Симбирск несколько оживал… на пристани города закипала жизнь, раздавались свистки пассажирских и буксирных пароходов, оживала торговля, и сообщение с другими городами становилось более удобным — на пароходах».

В 60-90-е годы число промышленных предприятий в Симбирске то увеличивалось, то сокращалось в зависимости от местной конъюнктуры. В 1870 году в городе насчитывались сотни различных ремесленных цехов: золото-серебряных, столярных, портняжных, сапожных и других, а также около 30 фабрично-заводских заведений. Большинство из них представляли собой небольшие полукустарные предприятия, на которых вручную работали мастер-хозяин и несколько наемных рабочих. 84 процента всей промышленной продукции давало винокуренное, пивомедоваренное, водочное и свечносальное производство и лишь около 9 процентов — два чугунолитейных завода.

Строительство железнодорожной линии от Инзы до Симбирска и подгорной ветки к пароходной пристани началось весной 1897 года, движение поездов открылось в конце 1898 года. Тогда же в городе возникли три товарные станции. Но из-за отсутствия железнодорожного моста через Волгу до 1916 года они оставались тупиковыми.

Уступая в промышленном отношении другим крупным городам, Симбирск все же являлся перевалочным пунктом и значительным торговым центром. В 60-80-е годы на симбирские пристани ежегодно прибывало до 2,5 миллиона пудов грузов (лесные материалы, нефть, соль, рыба и другое) и отправлялось свыше 6 миллионов пудов, в том числе свыше 4 миллионов пудов хлеба, который шел на внутренний и на внешний рынок. Значительное место в грузообороте занимали спирт, сырые кожи, сало, шерсть и сукна.

Важную роль в развитии оптовой торговли играла так называемая сборная ярмарка — одна из крупнейших на востоке России. В 1861 году на ней было продано товаров более чем на 2,5 миллиона рублей, в 1875 году — на 4,5, а в 1884 году — на 7,7 миллиона рублей. Сюда приезжали с товарами не только местные, но также крупные купцы других губерний. Более 55 процентов в обороте ярмарки занимали сукно и мануфактура, изделия кожевенной промышленности. Розничная торговля была сосредоточена главным образом в гостином дворе, в 600 магазинах, лавках и других торговых «заведениях», расположенных на ярмарочной и базарной площадях. В городе вели торговлю свыше 170 гильдийских и 562 мелких купца. Развитие капиталистической промышленности и торговли вызвали рост кредитно-банковских учреждений.

В 1863 году в Симбирске появились сберегательная касса и городской общественный банк, три года спустя — отделение Государственного банка, а в начале 70-х годов — общество взаимного кредита и отделение волжско-камского коммерческого ‘банка. В середине 80-х годов в городе были открыты отделения дворянского земельного и крестьянского поземельного банков, а также агентство донского земельного банка и несколько страховых кампаний. Как и во всей стране, где деспотизм самодержавия сливался с всесилием капитала, кредитно-банковская паутина крепко опутывала экономическую жизнь Симбирска, усиливала ограбление трудящихся. Прямым следствием развития капитализма являлся непрерывный рост городского населения. В Симбирске оно увеличилось с 1858 по 1897 год с 23,3 до 43,3 тысячи, то есть почти удвоилось. Тем не менее и в пореформенный период Симбирск отставал от многих поволжских городов, занимая шестое место после Саратова, Казани, Астрахани, Самары и Царицына.

Социальный состав городского населения отличался пестротой. Более 80 процентов жителей в конце XIX века составляли мещане, крестьяне и отставные солдаты со своими семьями. В связи с открытием земских и городских управ, новых судебных и других учреждений значительно возросло число чиновников. Остальное население Симбирска состояло из дворян, духовенства, купцов и других лиц, принадлежащих к «высшему обществу».

Как и во всей стране, с ростом торгово-промышленной буржуазии в Симбирске увеличивалось и число рабочих. Если в 1870 году их было 270 человек, то к концу XIX века только на фабрично-заводских предприятиях и железнодорожном транспорте было занято более 500 человек, в основном разорившиеся ремесленники, кустари и крестьяне. Кроме того, немало наемных рабочих и служащих трудились в типографиях, в различных мастерских и артелях, в торговых заведениях и на водном транспорте. Условия труда и их жизни были исключительно тяжелыми. Рабочий день продолжался 14-16 часов. Никакой охраны труда и медицинской помощи не существовало. Жили рабочие в постоянной нужде, ютились в сырых подвалах, в тесных и мрачных бараках.

Оградив себя бюрократическим аппаратом, тюрьмами, полицейскими нагайками и солдатскими штыками, симбирские дворяне, духовенство, купцы и чиновничья знать строили свое благополучие за счет нещадной эксплуатации трудящихся. Они привольно жили в своих особняках, занимались лихоимством, обманом, взяточничеством и казнокрадством, предавались кутежам и азартным играм. Тишина и безмолвие царили над пустынными улицами и переулками Симбирска — типичного для царской России провинциального города. Лишь заунывный колокольный звон нарушал эту гнетущую тишину.

Иногда эту серенькую жизнь будоражили эпидемии и пожары. Особенно большой ущерб городу причинил пожар 1864 года. За 9 суток — с 13 по 21 августа — огонь уничтожил 1580 жилых домов, 30 казенных и общественных зданий, 12 церквей, женский монастырь, ярмарочные ряды и другие строения. Город, кроме небольшой его части у реки Свияги и под горой у Волги, превратился в огромный пустырь. Жертвами огня стали сотни людей, масса имущества, драгоценностей и архивных документов. Бедствиями становились оползни Симбирской горы.

Царское правительство не оказало необходимой помощи Симбирску. Ничтожно малые средства отпускались на восстановление и благоустройство города из местного бюджета. Так, в 1870 году на эти цели было израсходовано немногим более 10 тысяч рублей. Зато свыше 80 тысяч рублей было отпущено на содержание тюрем, солдатских казарм, полицейских участков, управленческого персонала. К концу XIX века вновь отстроенный Симбирск в основном сохранил ранее сложившуюся планировку с некоторым укрупнением отдельных кварталов. Но, как и раньше, оставался преимущественно деревянным городом. Всего в нем имелось с магазинами, лавками и складскими помещениями около 5 тысяч строений, из них 560 каменных.

К этому же времени окончательно сложились три резко отличавшихся друг от друга части Симбирска. Самая лучшая из них — Венец и прилегавшие к нему улицы Большая Саратовская (ныне ул. Гончарова), верхние части улиц Московской (ныне ул. Ленина), Покровской (ул. Толстого) и Лисиной (ул. К. Либкнехта), Дворцовой (ул. К. Маркса) — составляла преимущественно дворянскую часть города.

Здесь были сосредоточены все губернские, уездные и городские административные учреждения, учебные и благотворительные заведения, театр, лучшие гостиницы, большая часть церквей, женский монастырь, Троицкий, Николаевский и Вознесенский соборы, особняки дворян, крупных чиновников и купеческой знати. В этой части города были прямые и в большинстве своем мощеные улицы, деревянные, а кое-где и каменные тротуары. Широкие улицы и площади, блеск куполов соборов и церквей, скверы и бульвары, обилие фруктовых садов, спускавшихся по склону горы к Волге, — все это придавало Симбирску своеобразие, отличавшее его от других поволжских городов. А с Венца — любимого места отдыха горожан — открывался великолепный вид на Волгу с отмелями и живописными берегами, на заливные луга и широкие, необъятные заволжские дали. Уроженец Симбирска К. И. Коренев так описывал свой родной город той поры:

Я не забыл тебя, далекий,
Но сердцу милый городок,
И Волги берег твой высокий,
И тротуары из досок;
Твои пастушеские нравы,
Стада баранов и коров,
Весной чрез лужи переправы,
Зимой — бугры твоих снегов;
Главу блестящую собора,
Уютных домиков ряды,
А там, по склону косогора,
Твои фруктовые сады.

Наиболее оживленной была торговая часть Большой Саратовской улицы с гостиным двором и обширной территорией за речкой Симбиркой. Здесь находились базарная и ярмарочная площади, магазины и склады, гостиницы и заезжие дворы. Ее население в основном состояло из торговых, «деловых» людей. Мещанскую, самую бедную и неблагоустроенную часть города, составляли окраины: на севере — так называемые Кирпичные сараи, на западе- Бутырки и Куликовка, на юге — Туть и на востоке — Волжское подгорье.

Здесь в деревянных лачугах жили рабочие и ремесленники. Узкие, кривые улицы и переулки без мостовых и тротуаров весной и осенью делались непроходимыми от обилия грязи, а зимой — от снежных заносов. В убогом состоянии находились Кирпичные сараи, прозванные «Симбирскими трущобами». Вся эта местность изобиловала глубокими ямами и котлованами, вырытыми при заготовке глины. Почти все они были приспособлены для землянок, в которых обитала беднота. Особую часть города составляли три слободы на левом берегу Волги- Часовня, Канава и Королевка, а за Свиягой — Конно-Подгородная слобода. В них жило около пяти тысяч человек, занимавшихся главным образом сельским хозяйством.

Находясь между Волгой и Свиягой, Симбирск тем не менее испытывал острую нужду в питьевой воде. Большинству жителей приходилось возить ее бочками и носить ведрами из этих рек. Только в 1871 году закончилось строительство водопровода протяженностью четыре километра. К тому же вода эта была плохого качества. Как отмечалось в одном из актов, она имела «желтовато-грязно-мутный цвет», «возбуждала отвращение» и потому в таком неочищенном состоянии не могла быть годна к употреблению. Что же касается северной части города, где до Волги и Свияги очень далеко, куда водопровод провести крайне затруднительно, а местных колодцев почти нет, жители пользуются зимою снегом… а летом дождевою водою, так что в бесснежную зиму и летнюю засуху обитатели Кирпичных сараев сильно бедствуют от недостатка воды».

Не лучше обстояло дело и с освещением города в ночное время. Его улицы, да и то лишь в центральной части освещались керосиновыми фонарями. В 1895 году в городской думе заговорили об электрическом освещении, но когда выяснилось, что на строительство электростанции потребуется свыше 33 тысяч рублей, от такой мысли решили отказаться. Будучи административным центром губернии, Симбирск долгое время не имел средств связи. Почтовое отделение открылось только в 1872 году. Несколько раньше начала действовать телеграфная станция, но пользоваться ею населению было разрешено лишь в 1881 году. Телефонная связь установлена с 1882 года. Материальная нужда, теснота и скученность в жилых помещениях, антисанитарное состояние жилищ бедноты во многих районах города, особенно на окраинах, служили источником всевозможных болезней.

Очень тяжелые последствия оставили эпидемии холеры 1866, 1870, 1881, 1882 и 1892 годов, унесшие в могилу тысячи людей, главным образом детей. Одной из причин «огромной болезненности и смертности», по заключению санитарной комиссии, являлся глубокий овраг, по которому протекала через весь город речушка Симбирка. Она брала свое начало из небольшого, но глубокого озера Маришка, находившегося в северной части города, и впадала в Свиягу. Овраг этот служил местом свалки нечистот и мусора, отчего Симбирка загрязнялась и превращалась в зловонный ручей — рассадник болезней. «Отцы города» не заботились об охране здоровья и санитарном просвещении трудящихся. Расходы на народное здравоохранение в 1898 году составляли три тысячи рублей, или 1,6 процента от общего бюджета города. На каждые 1500 жителей приходился только один врач. Лечебных учреждений было мало. В губернской земской больнице имелось всего 200 коек. В ней работали один врач, три ординатора, аптекарь и его ученик, два старших и шесть младших фельдшеров.

Мало улучшила положение и лечебница для приходящих больных, открытая обществом врачей на частные пожертвования. Полностью зависели от добровольных пожертвований больница для неизлечимо больных и так называемая «Лига по борьбе с туберкулезом». На весь город имелось всего три аптеки. Лекарства стоили дорого. Неудивительно поэтому, что большинство жителей прибегали к помощи невежественных знахарей. Дворяне и буржуазия меньше всего думали о просвещении и культуре народа. Наоборот, они делали все для того, чтобы затуманить сознание трудящихся религиозным дурманом. Этой цели служили 30 православных церквей, мужской и женский монастыри, более 10 часовен, единоверческая церковь, лютеранская кирха, католический костел и татарская мечеть.

Весьма благосклонно городские власти относились ко всякого рода питейным заведениям: трактирам, казенкам, кабакам и т. п. Неудивительно поэтому, что почти пять шестых мужского населения города не умели ни писать, ни читать. Среди женщин грамотные составляли не более 7 процентов. Лиц с высшим образованием набиралось едва 0,04, а со средним — немногим более 0,4 процента. Согласно отчету И. Н. Ульянова, в 1871 году в Симбирске имелось 18 начальных народных, одно приходское и 17 частных училищ. В них обучалось 294 мальчика и 111 девочек. С 1871 по 1876 год благодаря заботам Ильи Николаевича в городе открылось еще семь народных училищ, в том числе одно татарское. Но и после этого положение с народным образованием в городе нельзя было считать благополучным.

К концу 90-х годов учащихся в начальных народных училищах и школах для первоначального обучения по-прежнему было немного, всего одна тысяча человек. Образование оставалось привилегией детей дворян и буржуазии. Они обучались в двух гимназиях: мужской классической и женской Мариинской. В 1898 году была открыта частная женская гимназия. Кроме того, в Симбирске имелись духовная семинария, епархиальное женское училище, открытое в 1876 году, военная гимназия, созданная в 1873 году и преобразованная в 1876 году в кадетский корпус.

В пореформенный период в городе появилось несколько специальных учебных заведений: школа садоводства и огородничества, сельскохозяйственная и фельдшерская школы, коммерческое и два ремесленных училища. По инициативе И. Н. Ульянова были открыты педагогические курсы. В 1868 году просветитель чувашского народа И. Я. Яковлев положил начало созданию в городе чувашской школы, которая при непосредственном участии И. Н. Ульянова превратилась в учебное заведение по подготовке учителей для сельских чувашских школ. Вскоре она была преобразована из частного в государственное учебное заведение, а в 1871 году приняла характер учительской семинарии, служившей важнейшим очагом просвещения и рассадником культуры среди чувашского населения всего Поволжья.

Были и другие примеры полезной деятельности передовой части интеллигенции. По инициативе прогрессивно настроенных учителей в Симбирске организовывались воскресные школы для взрослых и народные чтения. В городе развивалось и библиотечное дело. Особую роль играла Карамзинская библиотека. Помещалась она в здании Дворянского собрания (ныне Дворец книги имени В. И. Ленина). В 1864 году библиотека имела 11 тысяч томов. Большая часть ее книжного фонда была создана из личных библиотек сына Н. М. Карамзина — В. Н. Карамзина, братьев Языковых, П. Н. Ивашева, Н. П. Соловцова, поэта-партизана Д. В. Давыдова. Пожар 1864 года бесследно уничтожил все богатство библиотеки. Однако усилиями библиотечного комитета во главе с А. П. Языковым она была восстановлена, и уже в 1870 году в ее книжном фонде насчитывалось свыше 15 тысяч томов. Среди более чем 900 ее постоянных читателей состояло 65 дворян, 457 чиновников, 387 лиц податных сословий.

В 1881 году в Карамзинскую библиотеку передал свою коллекцию книг И. А. Гончаров. В 90-е годы Карамзинская библиотека была одной из самых крупных в Поволжье библиотек с 34 тысячами томов книжного фонда. В 1892 году открылась бесплатная публичная библиотека-читальня в память писателя И. А. Гончарова. В ней к концу 90-х годов имелось 3000 томов. Ими пользовались 1127 читателей, среди которых 619 учащихся. В 1896 году при дирекции народных училищ открылась библиотека для учителей, а в 1899 году — частная общедоступная библиотека.

В городе выходили две газеты: «Симбирские губернские ведомости» (с 1838 г.) и «Симбирская земская газета» (с 1876 г.), замененная через девять лет ежемесячником «Вестник Симбирского земства». Это были официальные издания. «Симбирские губернские ведомости» одно время имели приложение, в котором печатались статьи исторического, этнографического и статистического характера. С мая 1896 года журнал «Вестник Симбирского земства» в качестве приложения стал выпускать «Врачебно-санитарный листок». Передовая часть интеллигенции питала интерес к историко-краеведческим и естественно-научным знаниям. В 1895 году в Симбирске был открыт историко-археологический музей и создана губернская ученая архивная комиссия. В городе имелись также метеорологическая станция, общества врачей и сельского хозяйства, несколько благотворительных обществ.

В культурной жизни города значительную роль играл театр. В течение нескольких лет он ютился в различных малоприспособленных помещениях, принадлежавших частным лицам. В 1846 году на собранные по подписке деньги в южной части Большой Саратовской улицы для театра было построено специальное утепленное здание. Как отмечал писатель В. А. Соллогуб, это здание, «действительно, весьма порядочное, деревянное, с лицевой стороны обшитое тесом и к тому же украшенное навесом для въезда экипажей… Театр невелик, но построен умно: два ряда лож, партер, места за креслами — все чистенько» !.

На сцене симбирского театра в 60-е годы начинала свой путь выдающаяся актриса П. А. Стрепетова. Большую роль в театральной жизни Симбирска сыграли М. И. Писарев и уроженец Симбирска В. Н. Андреев-Бурлак. «С их -Писарева и Бурлака — приездом, — вспоминала П. А. Стрепетова,- точно что-то свежее, новое, живое как бы вносилось в нашу среду, в то стоячее, мутное болото, точно отворилось окно, и струя чистого, бодрящего воздуха освежила нашу душную, затхлую атмосферу».

Как и в других городах, симбирский театр не был доступен широким трудящимся массам. Он удовлетворял духовные запросы господствующих классов. Чаще всего на сцене театра ставились спектакли легкого жанра, «дешевые водевили, пустые комедии и бог весть кем и как переведенные или, точнее, переделанные с французского языка ходульные мелодрамы». Но в репертуар проникали и такие произведения, как трагедии В. Шекспира «Отелло», «Гамлет», драмы А. Н. Островского «Гроза» и «Горячее сердце», комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» и А. С. Грибоедова «Горе от ума». К концу 70-х годов деревянное здание театра пришло в ветхость. В сезон 1879 года труппа давала спектакли в новом каменном здания на Спасской улице (ныне ул. Советская), не уступавшем в то время-лучшим театрам страны. В 1890 году было создано музыкальное общество, а в 1894 — организована выставка художественных произведений.