Ульяновы в Симбирске

История 24.10.2010 4381
Ульяновы в Симбирске

Родители Владимира Ильича были передовыми, прогрессивными людьми своего времени. Их родословная уходит корнями в самую гущу трудового народа России. Отец Ильи Николаевича — Николай Васильевич Ульянов (1763-1838) — крепостной крестьянин Нижегородской губернии, бежавший от помещичьего гнета на юг страны и поселившийся в Астрахани, где жил в бедности и нужде. Отец Марии Александровны — Александр Дмитриевич Бланк (1793-1870)-происходил также из простого народа, он почти всю жизнь посвятил благородному труду врача.

Илья Николаевич, являясь прогрессивным педагогом, представлял демократическое направление в развитии русской общественной мысли второй половины XIX столетия. Он был глубоко образованным человеком, окончил Казанский университет с ученой степенью кандидата математических наук, в молодости изучал произведения русских революционных демократов, особенно Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского, Д. И. Писарева, и воспринял их освободительные идеи, дух демократизма. Это наложило яркий отпечаток на весь его жизненный путь, на трудовую деятельность, на его отношение к семье и к воспитанию детей. Отмечая большое влияние Н. А. Добролюбова на жизнь и деятельность отца В. И. Ленина, Надежда Константиновна Крупская писала, что Добролюбов покорил честное сердце Ильи Николаевича «и это определило работу Ильи Николаевича как директора народных училищ Симбирской губернии и как воспитателя своего сына — Ленина — и других своих детей, которые все стали революционерами».

В Симбирске Ульяновы жили без малого 18 лет — с осени 1869 по июнь 1887 года. Они переехали сюда из Нижнего Новгорода, где Илья Николаевич работал в гимназии старшим учителем математики и физики. Старшая дочь Ульяновых — Анна Ильинична, объясняя мотивы переезда отца в Симбирск, пишет, что Илья Николаевич давно стремился иметь поле работы пошире, применить свои силы и способности «не для более обеспеченных учеников гимназии, а для самых нуждающихся, для тех, кому всего труднее получить образование, для детей вчерашних рабов». В Симбирске И. Н. Ульянов сначала исполнял должность инспектора, а затем директора народных училищ губернии. До его приезда Симбирская губерния занимала по грамотности последнее место в стране. Крестьянское население было поголовно безграмотно.

По отчетным данным И. Н. Ульянова, в 1869 году в губернии насчитывалось только 89 более или менее хорошо организованных начальных народных школ (по официальной статистике их числилось значительно больше). Многие школы существовали лишь на бумаге, а те, которые действовали, ютились в грязных, темных церковных сторожках, конторах волостных правлений, в ветхих холодных избах. Крестьянских детей обучали дьячки, священники, писари, отставные унтер-офицеры и другие совершенно случайные для школы люди, без соответствующей подготовки, в большинстве своем малообразованные и невежественные. Они смотрели на работу в школе как на побочный приработок и меньше всего задумывались над вопросами обучения и воспитания детей. Вот в таких весьма неблагоприятных условиях пришлось И. Н. Ульянову начинать на новом месте свою педагогическую деятельность. С величайшим энтузиазмом взялся он за невероятно тяжелый труд и с удивительной, можно сказать, юношеской страстностью исполнял его до конца своей жизни.

Все годы жизни в Симбирске, как и предыдущие 14 трудовых лет, Илья Николаевич отдал простому народу, который он горячо любил и в который глубоко верил. К. М. Аммосов, один из сподвижников Ильи Николаевича на ниве народного просвещения, писал: «И вот начинаются памятные в губернии неутомимые разъезды Ильи Николаевича, продолжающиеся недели и месяцы, то с целью осмотра существующих школ и возможного их благоустройства, то с целью открытия новых; там руководит он педагогическими курсами; в другом месте наблюдает за постройкой училищного здания; там ходатайствует перед местными деятелями о материальных средствах для училищ, беседует с сельскими обществами, располагая их к училищам, и проч.» Зная, что успех дела зависит прежде всего от учителей, Илья Николаевич горячо взялся за подготовку педагогических кадров.

Формирование нового типа учителя — учителя народного по духу и характеру- было предметом особого внимания, заботы и хлопот И. Н. Ульянова. Он ставил задачу — поднять не только педагогическое мастерство учителя, но и его общеобразовательную подготовку, повысить его культуру, привить ему чувство долга перед народом. Под руководством Ильи Николаевича возникла целая плеяда новых учителей, считавшихся в то время образцовыми. Эти учителя так и назывались «ульяновцами». Среди них видное место занимали В. В. Кашкадамова, В. А. Калашников, А. А. Волков, Н. Я. Лукьянов, П. П. Малеев, Ф. С. Кириллов, В. Ф. Кашкаров и многие другие.

Большую роль в подготовке учительских кадров сыграли педагогические курсы и учительские съезды, которые организовывались и проводились И. Н. Ульяновым. Илья Николаевич использовал их в интересах перестройки и улучшения всей системы народного образования в губернии. Этому служила и открытая им в 1872 году Порецкая учительская семинария, которая стала впоследствии основной кузницей педагогических кадров в Симбирской губернии. И. Н. Ульянов всячески содействовал тому, чтобы учителя были вооружены последним словом педагогической науки. Проявляя почти благоговейное отношение к науке вообще, он был проводником в педагогике взглядов Добролюбова и Чернышевского, страстным приверженцем Ушинского. Будучи последователем лучших представителей русской и западноевропейской педагогики, продолжателем их демократических традиций, И. Н. Ульянов и сам разрабатывал передовую дидактику н методику начального обучения, обогащая отечественную педагогическую науку новыми выводами и положениями.

Илья Николаевич выступал на поприще народного просвещения как новатор. Вся его педагогическая деятельность была пронизана прогрессивными устремлениями. Он считал, что народные массы нуждаются в широком, разностороннем образовании, и глубоко понимал необходимость тесной связи школы с жизнью. Под его руководством в школах Симбирской губернии учебный процесс перестраивался с учетом нового содержания преподаваемых предметов, новых методов обучения и воспитания подрастающего поколения. Он был решительным противником применения телесных наказаний в школах.

Руководствуясь идеями Добролюбова, И. Н. Ульянов утверждал, что дисциплина в школе должна определяться прежде всего качеством урока и личностью учителя. Он считал, что настоящий педагог должен прежде всего обладать такими качествами, как любовь к ребенку, сочувственное отношение к нему, терпение и самообладание. Именно таким педагогом был сам Илья Николаевич. По словам учительницы П. А. Орловой, он был наделен удивительной способностью «влюблять в себя детей». Когда Илья Николаевич посещал урок, дети старались поближе сесть к нему, показывали ему свои тетрадки, непринужденно задавали вопросы, наперебой декламировали заученные стихи.

Однажды на уроке В. В. Кашкадамовой одна девочка, чтобы показать Илье Николаевичу свою тетрадь, пробралась к нему под партами на четвереньках. Ведя решительную борьбу с консервативными традициями, косностью и рутиной, И. Н. Ульянов настойчиво защищал право женщин на образование и добивался привлечения к школьному обучению девочек. В результате среди учащихся народных школ Симбирской губернии к 1886 году насчитывалось три тысячи девочек, то есть был сделан определенный сдвиг в развитии женского образования. Много сил отдавал И. Н. Ульянов просвещению угнетенных народностей-чувашей, мордвы, татар. Он добивался открытия школ для их детей, помогал в подготовке национальных учительских кадров, всячески поддерживал деятельность известного чувашского просветителя И. Я. Яковлева. При непосредственном участии И. Н. Ульянова в чувашских селах, входивших в состав Симбирской губернии, было создано несколько школ. Илья Николаевич радовался, видя, с каким усердием относятся к урокам дети забитых и темных в то время чувашей.

После одного из посещений школы в селе Ходары (ныне Чувашская АССР) он писал в своем отчете: «Класс очень оживлен, ученики бойко, смело и непрерывно отвечают на вопросы… О всем виденном, пройденном и прочитанном мальчики имеют ясное, несбивчивое понятие… Уроки арифметики мальчики ждут с нетерпением». И. Н. Ульянов был очень чутким и внимательным человеком. Один из современников называл его «добрым гением учителей и учительниц». Илья Николаевич всячески стремился облегчить их материальное положение. Он, например, добился увеличения заработной платы учителям с 60 до 180 рублей в год, выхлопотал пенсии престарелым, находил средства для оказания помощи многосемейным, убеждал местные власти в необходимости бесплатного лечения учителей в губернской и уездных земских больницах и т. д. Поэтому он пользовался среди учителей и своих сослуживцев величайшим авторитетом, всеобщим уважением и любовью.

Целеустремленная деятельность Ильи Николаевича и его сподвижников, несмотря на многочисленные препятствия и трудности, приносила весьма внушительные плоды. За 1869-1879 годы в губернии было построено свыше 150 новых школьных зданий. Многие из них сохранились до настоящего времени, например в Жадовке, Лукино, Криушах, Сурском и в других селах и рабочих поселках Ульяновской области. Несколько таких зданий уцелело и в городе Ульяновске, скажем по улице Крымова, здание нынешней начальной школы № 12. В 1881-1883 годах в находившемся здесь училище работала учительницей А. И. Ульянова-Елизарова. За годы деятельности И. Н. Ульянова в Симбирске общее число народных школ в губернии возросло до 450, а количество учащихся удвоилось. Однако прогрессивная деятельность Ильи Николаевича противоречила главным политическим установкам царского правительства в деле народного образования. Вводимые им новшества вызывали неодобрение со стороны власть имущих. Так, по выслуге 25 лет он был оставлен в своей должности лишь на один год, а не на пять лет, как это обычно делалось.

Илья Николаевич сильно переживал за косвенное неодобрение его деятельности министерством просвещения. И только потому, что министр Сабуров умер через год, Илья Николаевич был оставлен на пятилетие, которое ему, к сожалению, не пришлось дослужить. Он болезненно реагировал на усиление политической реакции после убийства Александра II в 1881 году, которая охватила и сферу народного просвещения. Царское правительство стало отдавать предпочтение церковноприходским школам, стремясь свести на нет значение народных училищ. Любимое детище Ильи Николаевича — цель всей его жизни — оказалось под угрозой пагубных действий реакционных сил. Это был жестокий удар по светлым надеждам И. Н. Ульянова и его единомышленников.

Для прогрессивных деятелей создалась невероятно тяжелая нравственная и политическая атмосфера. В Симбирске И. Н. Ульянов был известной и уважаемой личностью среди демократически настроенных кругов интеллигенции и простой публики. Этому в значительной мере способствовало то, что Илья Николаевич принимал активное участие в общественной жизни города. Он был деятельным членом библиотечного комитета Карамзинской публичной библиотеки, вместе с В. Н. Ауновским, А. Ф. Белокрысенко, И. Я. Христофоровым и другими работал в губернском статистическом комитете, нередко являлся инициатором и организатором проведения различных торжественных мероприятий по случаю выпуска в той или иной школе воспитанников, открытия новой школы и т. п. Следует отметить, что общественная направленность интересов свойственна была и для его жены Марии Александровны. Одно время она являлась попечительницей женского двухклассного училища, занималась с ученицами рукоделием.

Тяжелое бремя обязанностей инспектора, а затем директора народных училищ, повседневные служебные дела не мешали Илье Николаевичу быть хорошим семьянином, примерным мужем, любящим и заботливым отцом. Эта сторона жизни И. Н. Ульянова столь же содержательна, красива и поучительна, как и его педагогическая и общественная деятельность. Соединившись в 1863 году узами супружества с Марией Александровной Бланк, он нашел в ее лице свою единомышленницу, верного Друга, надежную помощницу во всех делах. А. Барбюс как-то говорил о супружестве В. И. Ленина и Н. К. Крупской, что это пример прекрасного, почти совершенного союза мужчины и женщины.

То же можно сказать и в отношении Ильи Николаевича и Марии Александровны. Удивительно слаженно, дружно, согласованно протекала их совместная жизнь. Мария Александровна разделяла все помыслы и планы мужа в его педагогической деятельности. Ведь она и сама мечтала трудиться над просвещением народа. Для этого она самостоятельно подготовилась и сдала экстерном экзамен на право быть учительницей. Но работать в школе ей не пришлось. Она посвятила свои педагогические способности, всю прекрасную жизнь семье, мужу, детям.

В свободное от службы время Илья Николаевич стремился быть в семье, помочь Марии Александровне в домашних делах и особенно в воспитании детей. А их было шесть человек. Двое из них родились еще в Нижнем Новгороде: Аня в 1864 и Саша в 1866 году; четверо — в Симбирске: Володя в 1870, Оля в 1871, Митя в 1874 и Маняша в 1878 году. Дети Ульяновых росли парами. В отношении первой пары — Ани и Саши — Илья Николаевич говорил, что эти люди способные и талантливые и из них в будущем выйдет большой толк. Вторая пара — Володя и Оля — была самая любимая. «Эти, пожалуй, будут получше старших и пойдут еще дальше»,- рассуждал Илья Николаевич. Высокого мнения был он и о младших — о Мите и Маняше. «Это народ тоже довольно способный, но сказать о них ничего еще нельзя»,- шутя говорил Илья Николаевич.

Со всей высокой ответственностью и с большим тактом относились Илья Николаевич и Мария Александровна к воспитанию своих детей. Спорные вопросы, касающиеся этой стороны семейной жизни, они всегда обсуждали наедине, и дети, говорила Анна Ильинична, всегда видели перед собой единый фронт отца и матери. А ведь именно в этом заключается одно из важнейших условий успеха воспитания ребенка в семье. Благодаря родителям детство Володи, его братьев и сестер было светлым и счастливым. Мария Александровна и Илья Николаевич делали для этого все, что могли. Взять, к примеру, елку в доме Ульяновых. Сколько она приносила радости детям! Или субботние вечера, когда вся семья собиралась вместе и знакомилась с «очередным номером» детского рукописного журнала «Субботник». «Эти вечера,- писала Анна Ильинична,- были апогеем коллективной близости нас, четверых старших, с родителями. Такое светлое и радостное оставили они воспоминание».

В вопросах воспитания и обучения детей в семье руководящие начала исходили от Ильи Николаевича. В своих мемуарах Анна Ильинична подчеркивает, что «воспитание детей проходило под его главным и неусыпным надзором». Домашними учителями для детей он приглашал лучших питомцев своих педагогических курсов, с ранних лет приучал детей заниматься самостоятельно, постоянно во всех классах разъяснял им уроки по физике и математике, следил за их чтением, отбирая для этого лучшие произведения русской и западноевропейской литературы.

Анна Ильинична рассказывала, что она «не подавала ни одного сочинения по русскому языку, не посоветовавшись с отцом». Очень многое делала в воспитании детей мать. Дмитрий Ильич Ульянов говорил: «Огромное влияние на нас оказала мать, Мария Александровна, сочетавшая в себе лучшие качества матери-педагога: безграничную любовь к детям, большой ум, организованность, жизнерадостность, чуткость и такт, твердость воли и силу характера». Мария Александровна обучала детей музыке, иностранным языкам, которыми сама владела в совершенстве; как и отец, развивала в детях лучшие черты характера: трудолюбие, прилежание, аккуратность, честность, правдивость.

Анна Ильинична вспоминает, что мать, обучая детей иностранным языкам, «постоянно требовала, чтобы один день мы объяснялись с ней и между собой по-русски, другой — по-французски, третий — по-немецки. Это очень помогало всем нам изучить эти языки, которые Володя знал в совершенстве». Благодаря умелой направленности и постоянному вниманию родителей дети Ульяновых учились очень хорошо, были по своему развитию намного выше одноклассников. Особенно отличался в учении Володя, который на протяжении всей учебы являлся первым учеником гимназии, ее гордостью.

Все Ульяновы — родители и дети — любили хорошую книгу, были очень начитанными и высококультурными людьми. Под влиянием Ильи Николаевича и Марии Александровны дети живо интересовались новинками литературы, постоянно следили за передовыми журналами, были активными читателями Карамзинской публичной библиотеки. Анна Ильинична говорила, что в юные годы она стремилась руководствоваться указаниями Писарева о том, что, «читая меньше 50 страниц в день, никогда не будешь начитанным человеком», и очень расстраивалась, когда ей казалось, что не справляется с этим минимумом.

Почти всех русских и многих западноевропейских классиков дети Ульяновых прочитывали уже в гимназические годы. «Отец рано дал их нам в руки, и я считаю, что такое раннее чтение сильно расширило наш горизонт и воспитало наш литературный вкус. Нам стали казаться неинтересными и пошлыми разные романы, которыми зачитывались наши одноклассники»,- вспоминает А. И. Ульянова-Елизарова. Музыкальное дарование Марии Александровны открывало перед детьми прекрасный мир искусства. Под ее руководством дети обучались игре на рояле. В этих занятиях преуспевал маленький Володя, обладавший отличным музыкальным слухом. В восьмилетнем возрасте он хорошо исполнял детские фортепианные пьесы. Однако в более старшем возрасте уроки музыки прекратились: Володя разделял существовавший в то время взгляд, будто для мальчика это занятие неподходящее.

Недюжинные музыкальные способности проявила средняя дочь Ульяновых — Ольга, ставшая хорошей пианисткой. В одном письме из Петербурга она писала матери: «Я слышала здесь хорошее пение и музыку, да и сама здесь играю иногда на курсах, при публике. У нас очень популярен Бетховен». Ольга, как и все дети Ульяновых, была очень одаренной девушкой. Она владела немецким, французским, английским и шведским языками. Но ее жизнь оборвалась в самом расцвете молодости: она умерла от тифа в девятнадцатилетнем возрасте. Мария Александровна Ульянова была неутомимой труженицей, отличной хозяйкой и рукодельницей. Она искусно вышивала, вязала, шила и умело обучала всему этому своих детей, в особенности девочек.

Особое место в трудовом воспитании детей Ульяновых занимал сад, где дружно работали всей семьей. «В поливке сада, а иногда и в уборке его,- вспоминает Дмитрий Ильич,-принимали участие все дети. Это была, так сказать, общественная нагрузка, от которой никто никогда не отказывался, наоборот, скорее было соревнование… Обычно один кто-нибудь качает воду из колодца, другие с лейками и ведрами разносят ее к месту назначения. Бывало, приходит иногда отец, и работа кипит вовсю». Важно отметить, что исключительное трудолюбие дети Ульяновых унаследовали именно от своих родителей. У Владимира Ильича Ленина, как известно, трудоспособность, казалось, превосходила все человеческие возможности. А старший сын Ульяновых — Александр высказывал сожаление, что нельзя работать более 16 часов в сутки.

Уже в гимназические годы удивляла своим трудолюбием и Ольга Ильинична. Слушая однажды, как из соседней комнаты доносятся бесконечные этюды Ольги на фортепиано, Володя сказал: «Вот чьей работоспособности можно позавидовать». Да, Ульяновы умели работать. Они высоко ценили труд во имя благородных целей. Педагогическая деятельность Ильи Николаевича была предметом подражания детей Ульяновых. Анна Ильинична по окончании гимназии два года работала помощницей учительницы начальной школы. Учительницей мечтала быть и Ольга Ильинична. В одном из писем своей подруге А. Щербо она писала: «Учительство, по-моему, одно из самых полезных и высоких занятий. Мне гораздо более симпатична должность учительницы народной школы».

Работа учительницы, поясняет Ольга Ильинична, тем особенно привлекательна, что она видит своих учеников «не раза три по часу в неделю, а каждый день и, следовательно, кроме науки, может сказать им живое слово» Впоследствии Ольга собиралась стать врачом и для этого готовилась поступить на медицинский факультет в Гельсингфорсе, и опять-таки потому, что труд врача так же необходим для народа, как и труд учителя. В этом сказалось, по-видимому, и влияние ее двоюродной сестры А. И. Веретенниковой, которая была в России одной из первых женщин-врачей.

Отношения между родителями и детьми Ульяновых всегда отличались взаимным пониманием, согласием, проявлением чуткости и нежной заботы друг о друге. Один из ближайших соратников Владимира Ильича Ленина — П. Н. Лепешинский писал: «В доме Ульяновых царил дух взаимного доверия, любви и уважения к свободе друг друга. Не было ни споров из-за будничных интересов текущего дня, ни дрязг, столь обычных в обывательской среде, ни конкуренции из-за личных благ жизни. В этом смысле семья Ульяновых представляла из себя положительно аристократию духа».

Ульяновы жили скромно. В их домашней обстановке не было никакой роскоши, однако имелось все необходимое для нормальной, здоровой жизни, для плодотворной учебы детей, всестороннего их развития и передового, прогрессивного воспитания. Дворянское общество с его дикими нравами и обычаями было чуждо родителям Ульяновых. Они презирали кутежи, пустое времяпрепровождение, низкопоклонство, лицемерие, угодничество и т. п. Мария Александровна не находила интереса в нарядах, сплетнях и пересудах, составлявших в то время содержание дамского общества Симбирска. Она не водила особых знакомств, отдавая всю себя семье, детям. Общество Ильи Николаевича и Марии Александровны составляли образованные, передовые по тем временам люди, преимущественно учителя, инспектора народных училищ, видные общественные деятели. Илья Николаевич не вращался в обществе симбирских помещиков, поддерживал связи лишь с теми из них, которые интересовались делами народного образования. И. Н. Ульянов рано сгорел на работе. В январе 1886 года он внезапно скончался от кровоизлияния в мозг.

Тяжело переживала это горе его осиротевшая семья и те, кто вместе с И. Н. Ульяновым трудился над просвещением народа. В день похорон Ильи Николаевича тысячи людей пришли к дому Ульяновых на Московской улице, чтобы проводить в последний путь покойного, выразить свою искреннюю признательность за его благородные дела и выдающиеся заслуги перед народом. В некрологе, напечатанном в журнале «Новь», говорилось: «Он очень много потрудился на пользу народного образования, поставив его как в Симбирске, так и в губернии едва ли не лучше, чем оно поставлено в других местностях России. О преждевременной смерти его должны горько пожалеть друзья и приверженцы начального образования». И. Н. Ульянов оставил после себя богатое педагогическое наследие, которое имеет немалое значение и для советской школы, для воспитания и обучения учащихся в современных условиях.