В годы первой революции

История 24.10.2010 5987
В годы первой революции

События 9 января 1905 года в Петербурге явились началом первой народной революции в России. На кровавую расправу царизма с петербургскими рабочими пролетариат всей страны ответил массовыми стачками протеста и политическими демонстрациями под лозунгом «Долой самодержавие!» «Колоссальная страна со 130 миллионами жителей,- писал В. И. Ленин,- вступила в революцию… дремлющая Россия превратилась в Россию революционного пролетариата и революционного народа». Вместе со всеми поднялись на борьбу и трудящиеся Симбирска.

«Товарищи! Все мы читали и слышали о том, что произошло в Петербурге 9-го января,- говорилось в листовке «К рабочим города Симбирска», изданной Симбирской группой РСДРП.- Вы видите, что просить царя бесполезно… Не просить и не требовать должен рабочий народ, а взять то, что ему принадлежит по праву… Долой самодержавие! Да здравствует свобода народа!». 9 января взбудоражило все общественные слои города. В доме врача И. С. Покровского на Стрелецкой улице сошлись «общественные деятели». Бывший член Симбирской группы РСДРП Б. А. Кабанов так описывал это собрание в своих воспоминаниях: «Собравшиеся недоверчиво поглядывали друг на друга и не знали, с чего начать. Наконец один гласный Думы (впоследствии кадет) начал длиннейшую и скучнейшую речь о развитии общественности в России… Когда он говорил, все слушали, боязливо поглядывая на дверь, и думали: «Какие мы ужасные революционеры…»

Вдруг на стул вскочил молодой человек в черной рубашке (это был Василий Младенец) и с горячностью воскликнул: «Неужели мы собрались для того, чтобы нас кормили этой либеральной жидкой кашицей!» В немногих, но сильных словах он набросал картину России, подчеркнул несколько раз, что только рабочий класс, организовавшись, сможет стряхнуть с себя ненавистный всем царизм и т. д. Впервые услыхали в Симбирске слова: «Мы, социал-демократы, требуем…». На публику это выступление подействовало чрезвычайно сильно. Одни, как они потом говорили, почувствовали, что как будто в душной комнате открыли форточку и в нее вошел свежий воздух, другие поняли, что революция грядет и она будет двигаться не сладкоречивыми либералами, а людьми… которые не боятся ни слова, ни дела». В феврале — марте Симбирская группа РСДРП распространила листовки: «К товарищам крестьянам!», «К солдатам!», «Ко всем!», «К обществу!», призывая трудящихся Симбирска вести упорную и организованную борьбу против самодержавия.

С наступлением весны начались массовки. Устраивались они чаще всего в бывшем Обрезковом саду за линией железной дороги. Позднее В. Рябиков писал, как «слушали плохо скроенные, но крепко сшитые речи о страданиях рабочего класса, о приближающемся освобождении и о грядущем социализме… Ораторы наши говорили не по тому или другому учебнику, а из своего нутра, как будто бы эти слова были частью их сердца и мозга. Ну и как же пели мы тогда после этих массовок наши любимые боевые песни: «Марсельезу», «Варшавянку»… Скажи нам в этот момент: «Погибни, ребята, за революцию!» — и мы погибли бы без слова».

Успешно прошла в 1905 году впервые проведенная в Симбирске первомайская массовка. К ней большевики хорошо подготовились: заранее отпечатали листовку, разучили слова революционных песен, изготовили знамена, красные банты. Еще до начала массовки были расставлены пикеты. Речи В. Орлова и Ю. Кролюницкого собравшиеся выслушали с глубочайшим вниманием. А после митинга участники стройными рядами, с красными знаменами, распевая революционные песни, прошли от Обрезкова сада вдоль железной дороги до начала Большой Саратовской улицы (ныне ул. Гончарова). Эта была первая революционная демонстрация в истории рабочего движения Симбирска. К этому времени симбирские большевики объединяли в своих рядах более 70 человек. В группу РСДРП вступили рабочие чугунолитейного завода, и среди них М. А. Гимов. Активное участие в деятельности группы принимал С. И. Черномордик.

Весной 1905 года в Симбирск приехал младший брат В. И. Ленина Дмитрий Ильич Ульянов, участник II съезда партии. Здесь он встретил 3. П. Соловьева. Оба работали земскими врачами, быстро нашли общий язык и крепко подружились. «В начале лета 1905 года,- вспоминал Д. И. Ульянов,- мы часто с Зиновием Петровичем отправлялись на прогулки в лодке на Волгу или Свиягу и много беседовали. Наши беседы происходили не только потому, что у нас было общее дело — охрана здоровья сельского рабочего и крестьянского населения, но и потому, что мы сблизились с ним политически. Во время этих бесед и прогулок мы говорили о самом важном, самом дорогом, самом ценном… Говорили о Ленине, о его тактике… о тактике революционной, в противоположность меньшевистской. Эти беседы обнаружили наше полное сходство в политических взглядах и… мы стали работать с ним вместе в организации большевиков в Симбирске».

Для разоблачения антинародной политики правительства и изоляции местных либералов большевики Симбирска нередко использовали легальные и полулегальные возможности, вплоть до земских собраний. Одно из них проходило вечером 29 июля 1905 года — чрезвычайное губернское земское собрание под предводительством губернского предводителя дворянства, ярого монархиста В. Н. Поливанова. Должно было состояться обсуждение рескрипта Николая II о созыве так называемых «народных представителей». Но в зал посыпались листовки, изданные Симбирской группой РСДРП. В листовке «Наши требования» большевики клеймили либеральную политику земцев и звали к объединению трудящихся для свержения царизма на основе программы-минимум социал-демократической рабочей партии. Рабочие, находившиеся на хорах среди приглашенной публики, в перерыве ворвались в зал и запели революционные песни. Председательствующий сбежал по черной лестнице, а растерявшийся губернатор отдал распоряжение о немедленном закрытии земского собрания. Тогд рабочие открыли свою революционную сходку, которая продолжалась до глубокой ночи.

В списке участников сходки, составленном полицмейстером и частным приставом, значились члены Симбирской группы РСДРП 3. П. Соловьев, А. И. Кирьянов, А. И. Богоявленская, А. Г. Буравик и другие. Большевики использовали и журнал «Врачебно-санитарный листок», выходивший приложением к «Вестнику Симбирского земства». В публицистических статьях, которые публиковал здесь 3. П. Соловьев, обличались позорные дела местных реакционеров. Зачастую «Листок» выходил с изъятиями, сделанными цензурой. Так, статья 3. П. Соловьева «Правила и действительность» в № 11-12 «Листка» напечатана с большими цензурными купюрами. В «Листке» были опубликованы и материалы, написанные Д. И. Ульяновым: статья «О холерной эпидемии 1892 г. в Симбирском уезде» и «Доклад унитарного врача губернскому Симбирскому врачебному совету» (ноябрь 1905 г.).

В условиях помещичье-мещанского Симбирска большое значение имел вопрос: за кем в революции пойдет учащаяся молодежь? Поэтому важно было вести в ее среде политическую работу. В октябре 1905 года оформилась конспиративная организация молодежи под названием «Соединенная группа учащихся средних учебных заведений города Симбирска». Возглавлявший ее комитет издавал гектографированный общественно-политический журнал «Вперед» тиражом 100-200 экземпляров, имел нелегальную библиотеку. Под руководством комитета работали десять революционных кружков в мужской и женской гимназиях, в коммерческом училище, фельдшерско-акушерской школе, в ремесленном училище и других учебных заведениях. Кружковцам читались лекции и рефераты по политической экономии, по рабочему и аграрному вопросам, об общественных движениях и политических партиях, по отдельным вопросам философии. С учащейся молодежью вели работу Д. И. Ульянов, 3. П. Соловьев и другие большевики.

Члены «Соединенной группы учащихся» постоянно участвовали в городских митингах и демонстрациях, многие из них стали членами Симбирской большевистской организации (А. Лебедев, Ю. Чарочникова, Е. Кислицына, Г. Рогозин). Большую помощь кружкам рабочих и учащихся оказывали нелегальные библиотеки. Кроме библиотеки Симбирской группы РСДРП и ученической конспиративной библиотеки в городе существовала нелегальная рабочая библиотека-читальня и библиотека для солдат. Для распространения периодической печати и литературы Симбирская группа РСДРП использовала свой газетный киоск на Большой Саратовской улице. Киоск служил также явкой. В дни Всероссийской октябрьской политической стачки 1905 года в Симбирске революционная борьба достигла большого размаха. «Бастует Поволжье (Саратов, Симбирск, Нижний) — писал в это время В. И. Ленин. С 10 октября прекратили работу железнодорожники Симбирской ветки Московско-Казанской железной дороги. Движение поездов на всех линиях в губернии остановилось. В Симбирске бастовали рабочие промышленных предприятий, типографий, учащиеся мужской и женской гимназий, ремесленного и коммерческого училищ и других учебных заведений, служащие земских учреждений.

В процессе классовой борьбы пролетариата зародились профессиональные организации трудящихся. Первые профсоюзы возникли в стране уже в 1905 году во время Всероссийской октябрьской стачки. В Симбирске в 1906-1907 годах были зарегистрированы профсоюзы: металлистов, типографских рабочих, строителей, кожевников, портных и шапочников, пекарей, торгово-промышленных служащих, домашней прислуги. Наряду с беспартийными рабочими в правления входили члены Симбирской группы РСДРП. Членами правления союза типографских рабочих, например, являлись социал-демократы — братья М. М. и А. М. Егоровы и Г. С. Сибиряков, председателем союза домашней прислуги- член РСДРП А. П. Колтыш. Выступая организаторами забастовочного движения, профсоюзы сплачивали трудящихся.

В ноябре 1905 года в Симбирске прошли забастовки столяров и пекарей, стачка рабочих и служащих почтово-теле-графной конторы. Значение стачки симбирских связистов вышло за пределы города. Начальник Казанского почтово-телеграфного округа сообщал в Главное управление почт и телеграфов: «Симбирск упорно бастует; пришлось задержать жалованье чинам и объявить распоряжение министра об увольнении… Забастовке придали характер борьбы за освободительное движение, и поэтому публика в большинстве городов относится сочувственно и даже угрожает за всякие репрессивные меры».

Всероссийская октябрьская политическая стачка и ноябрьские классовые бои явились прологом Декабрьского вооруженного восстания, ставшего кульминационной точкой в развитии первой русской революции. Когда началось вооруженное восстание рабочих в Москве, по решению Симбирского железнодорожного стачечного комитета прекратилось движение поездов по линии Симбирск — Инза. Забастовка проходила организованно. Ее возглавлял стачечный комитет под председательством инженера С. С. Подзорова, примыкавшего к социал-демократам. Член Симбирского стачечного комитета П. А. Коротченко (ревизор движения) был избран членом Центрального Рузаевского стачечного комитета Московско-Казанской железной дороги, который стал центром восстания на всей дороге. Всю свою организаторскую и агитационную работу в эти дни симбирские большевики посвятили поддержке Московского вооруженного восстания. В прокламации «Революция идет», выпущенной Симбирской группой РСДРП 15 декабря, говорилось: «В Москве 7-й день кипит бой… Граждане рабочие, крестьяне, солдаты!.. Несите смело и без колебаний свои силы на алтарь свободной России; поддержите каждый, кто чем может, дело освобождения…»

На собраниях и митингах бастующих симбирских железнодорожников по поручению симбирских большевиков выступал З. П. Соловьев. Разоблачая мелкобуржуазную природу эсеров, их авантюризм, он призывал бастующих к дружной и упорной борьбе. Как вспоминают участники событий 1905 года в Симбирске, З. П. Соловьев побивал лидеров местных эсеров «обдуманностью своей речи, своей выдержкой, целеустремленностью своего боевого темперамента, правильностью своего классового чутья». Активные действия большевиков способствовали тому, что весь период Декабрьского вооруженного восстания в Москве в Симбирске бастовали железнодорожники. Декабрьское вооруженное восстание потерпело поражение, но воля рабочих и крестьян к борьбе с царизмом не была сломлена. Несмотря на то что после декабря 1905 года революция пошла на спад, весной и летом 1906 года поднялась новая волна забастовок как в стране, так и на предприятиях Симбирской губернии.

В. И. Ленин отмечал, что если в 1905 году, в стачечной борьбе участвовало лишь 10 процентов фабрично-заводских рабочих Симбирской губернии, то в 1906 году — 33,9 процента . 27 апреля 1906 года, в день открытия I Государственной думы, в Симбирске, на Новом Венце, собралось много народу. Рабочая и учащаяся молодежь пела «Марсельезу», «Варшавянку» и другие революционные песни, а затем начался митинг. С помощью роты солдат полиция разогнала митингующих, но вскоре большая их часть встретилась на Дворцовой улице (ныне ул. К. Маркса) и с красным флагом двинулась к губернской тюрьме. Здесь демонстранты остановились и запели «Вы жертвою пали». В ответ из тюрьмы донеслось пение «Марсельезы».

Когда демонстрация закончилась и ее участники стали расходиться, на них во весь карьер ринулись полицейские стражники. Они хлестали демонстрантов нагайками, топтали лошадьми. Бежавших поодиночке черносотенцы избивали до полусмерти. Всего было искалечено не менее 30 человек. Улицы Симбирска обагрила кровь рабочих. Об этой зверской расправе стало известно В. И. Ленину, и уже 6 мая в статье «Новый подъем» он писал: «Сожжение вологодского Народного дома толпой, которую подстрекала полиция, избиение симбирских демонстрантов — таковы наиболее выдающиеся случаи погромов последних дней». Однако, вопреки репрессиям, выступления рабочих Симбирска продолжались.

День 1 мая 1906 года был отмечен забастовками, демонстрацией и митингами. Накануне Симбирская группа РСДРП обратилась к рабочим с первомайским воззванием. В нем описывались революционные события, разъяснялось значение 1 Мая и его интернациональный характер: «На бой кровавый, Святой и правый, Марш, марш вперед, Рабочий народ. Из душных подвалов — на вольный воздух, из прокопченных фабрик- на улицу!» — звала листовка. Она заканчивалась словами: «Да здравствует революция! Да здравствует социализм! Да здравствует РСДРП!». На призыв откликнулись рабочие, учащиеся. Забастовали все четыре типографии, рабочие механического завода Соколова, пекари. На Новом Венце состоялся митинг. 11 и 15 мая в городе вновь прошли митинги.

В донесении полиции о митинге 11 мая говорилось: «Был здесь и Василий Орлов. Один из неизвестных ораторов выступал и призывал к вооруженному восстанию. «Свободы нужно добиваться с оружием в руках», говорил он». По городу и губернии продолжали распространяться прокламации, листовки, брошюры, печатаемые Симбирской группой РСДРП. С получением типографской машины «Бостонка», приобретенной с помощью Петербургского комитета партии, листовки стали выпускаться большими тиражами — от трех до десяти тысяч экземпляров. Самоотверженно, часто ночи напролет, работали в тайной типографии молодые подпольщики А. И. Богоявленская, Е. Г. Кислицына, А. Н. Тарсанов, М. Г. Яковлева. Всего за 1905-1907 годы, по неполным данным, симбирские большевики издали и распространили более 40 листовок, кроме того, был отпечатан сборник «Песни революции».

С большим риском велась революционная пропаганда среди солдат. Для этой работы большевики выделили наиболее подготовленных товарищей (Ю. Кролюницкого, А. Лебедева, А. Георгиевского и других). Они проникали в казармы, распространяли среди солдат прокламации; вели беседы в создаваемых солдатских кружках. Летом 1906 года митинги и собрания, организуемые симбирскими большевиками, часто проводились в «Старых казармах» (так назывались бывшие воинские казармы на Дворцовой улице, ныне ул. К. Маркса). Вспоминая, В. Рябиков писал: «Нами устраивались еженедельные митинги в разных частях города, больше всего в «Старых казармах», около губернской тюрьмы…» 29 июня 1906 года здесь под председательством Ю. Кролюницкого состоялся большой митинг.

Большевики, разоблачая меньшевиков и эсеров, призывали рабочих организованно выразить протест против судебного процесса над членами Московского Совета рабочих депутатов. В принятой резолюции говорилось: «Собрание граждан города Симбирска (до 3000 человек) …заявляет, что русский народ не позволит правительству издеваться над народными представителями; собрание негодует по поводу насилий и суда над Советом рабочих депутатов, в котором видит лучших борцов за народное освобождение». Здесь же, в «Старых казармах», 8 июля вновь было проведено многолюдное собрание горожан. Его участники, более 1500 человек, с пением революционных песен прошли по Дворцовой улице и сгруппировались на углу улицы Лосевой (ныне ул. Федерации) и Молочного переулка. Больше часа полицейские безуспешно «убеждали» собравшихся прекратить пение и разойтись. Тогда, с наступлением темноты, стражники пустили в ход нагайки; толпа отбивалась камнями.

1 сентября 1911 года Симбирская группа РСДРП потерпела тяжелый урон. Жандармы напали на след ее конспиративной квартиры и нагрянули с обыском. Василия Орлова дома не застали. Задержали В. Рябикова, но он сумел обмануть полицейских и сбежал. После долгого, казалось, безрезультатного обыска полицейские обнаружили связку бумаг. Это был архив группы РСДРП. Секретарь группы Ю. Чарочникова, уезжая в Москву, принесла его «младенцам». Очевидно, что-то помешало вовремя спрятать в тайник партийные документы, раскрывающие деятельность симбирских большевиков. В руки жандармов попали адреса иногородних явок, явок ЦК партии, печать группы. Провал таил опасность для дальнейшего пребывания в городе прежде всего В. Орлова, В. Рябикова, Ю. Кролюницкого, и они покинули Симбирск. Еще в августе 1905 года в Москву уехал С. И. Черномордик, ставший секретарем Московского комитета РСДРП. В начале 1906 года оставили Симбирск Д. И. Ульянов и 3. П. Соловьев. Но деятельность Симбирской группы РСДРП продолжалась.

В обстановке спада революции В. И. Ленин, большевистская партия считали необходимым изменить тактику применительно к новой обстановке, в частности отказаться от бойкота Государственной думы. В период избирательной кампании во II Думу Симбирская группа РСДРП обратилась к избирателям с листовкой, призывая их подавать голоса за кандидатов РСДРП. Реакционные партии почти повсеместно в губернии потерпели поражение. Все шесть депутатов во II Думу, избранных от Симбирской губернии, принадлежали к трудовикам и социал-демократам. В революции 1905-1907 годов все классы русского общества выступили открыто. Этот процесс как в стране, так и в Симбирске проявился в создании местных организаций различных политических партий и их печатных органов. Как утверждает в своих воспоминаниях В. Рябиков, до январских событий 1905 года эсеры не имели сколько-нибудь оформленной организации в Симбирске, но среди студентов Казанского и других университетов было немало эсеров-симбирян. На каникулы они съезжались в город, собирались друг у друга на квартирах, вели со студентами социал-демократами ожесточенные споры.

Острая борьба большевиков с эсерами в Симбирске началась с весны 1905 года, когда местные эсеры создали свою группу и организовали распространение политических прокламаций. С наступлением реакции фронт эсеров оголился. Отход от революции мелкобуржуазных попутчиков особенно отразился на эсеровской организации. Оставшаяся часть эсеров впала в отчаяние и перешла к террору. Они организовали ряд нападений на местных чинов полиции, а 21 сентября 1906 года совершили покушение на губернатора К. С. Старынкевича. Произошло это так. Группа приезжих эсеров, связанная со своими симбирскими единомышленниками, укрылась в Николаевском саду напротив губернаторского дома. Когда Старынкевич вышел из Дворянского собрания, один из террористов направился ему навстречу и бросил бомбу. Старынкевич был смертельно ранен и через два дня скончался. Террористам удалось скрыться.

Эсеры часто блокировались с либералами, отделением кадетской партии, образовавшимся в Симбирске в конце 1905 года. В состав местной организации кадетов входили главным образом адвокаты, врачи, купцы, земские деятели. Местные промышленники и помещики объединились в Симбирском отделении реакционно-монархической партии октябристов. 2 февраля 1906 года они созвали в здании уездного земства собрание. Когда директор Мариинской женской гимназии А. В. Годнев стал разъяснять цели и задачи «Союза 17 октября», призывая вступить в эту партию, в зале возник шум. Послышались возгласы: «Долой Годнева!» В него полетели тухлые яйца. Затем в толпе рабочей и учащейся молодежи, проникшей на собрание, запели «Марсельезу». Молодой рабочий Михаил Гимов бросил в зал пачку большевистских прокламаций… Так выразили свое отношение к партии октябристов революционные рабочие Симбирска.

Несмотря на малочисленность пролетарских кадров в Симбирске в авангарде революционных событий 1905-1907 годов шли рабочие, руководимые большевиками. К весне 1907 года в рядах местной большевистской организации насчитывалось более 360 членов. Это давало ей право избрать комитет и делегата на очередной, V съезд РСДРП. В марте 1907 года был создан временный комитет. Его органом являлась газета «Наши дни» (первый номер вышел 11 марта 1907 г.) — первая большевистская газета Симбирска. Она была еженедельником, начиная с пятого номера, выпускалась два раза в неделю. Всего вышло шестнадцать номеров. В редакцию входили В. Н. Брюханова, П. Д. Винокуров, А. И. Кирьянов. Вел газету Н. П. Брюханов, ее фактический редактор. Он же был избран от симбирских большевиков делегатом на V съезд РСДРП.

В апреле 1907 года забастовали рабочие симбирской типографии Токарева. Они предъявили владельцу требование уволить мастера, избившего одного из рабочих. Получив отказ, полиграфисты прекратили работу, выставив теперь и ряд экономических требований. Забастовку поддержали денежными средствами рабочие типографий соседних городов. Основная масса бастующих держалась стойко в течение 30 дней. Но в конце концов Токареву удалось с помощью штрейкбрехеров, начавших работу под охраной большого наряда полицейских, сломить сопротивление бастующих, удовлетворив лишь одно их требование: мастер все же был уволен.

Накануне праздника 1 Мая Симбирский комитет РСДРП выпустил в 1907 году специальную листовку. Для обсуждения плана и порядка первомайской демонстрации 30 апреля была созвана сходка в помещении правлений профсоюзов и редакции газеты «Наши дни». Узнав о сходке, полиция произвела налет: задержала и переписала более 40 ее участников, учинила обыск в редакции, забрав найденные прокламации, «часть первомайских листовок, брошюры и среди них работы В. И. Ленина. Несмотря на полицейский погром, в пригороде Симбирска (в районе Киндяковки) 1 мая состоялся митинг. На нем присутствовало около 200 человек. После митинга рабочие, неся знамя и распевая революционные песни, пошли к городу через слободу Туть.

Революция 1905-1907 годов оставила глубокий след в сознании широких трудящихся масс. Рабочие и крестьяне прошли в ней большую политическую школу революционной борьбы, извлекли серьезные уроки для будущей борьбы с царизмом и капитализмом. «Все крупные события 1905-1907 годов свидетельствовали, что именно большевики были в демократическом лагере основной и до конца революционной силой, которая своей политикой действительно двигала революцию вперед, направляла непосредственную борьбу масс».