Возникновение Симбирской группы РСДРП

История 24.10.2010 3232
Возникновение Симбирской группы РСДРП

Накануне первой революции в России положение трудящихся масс, и без того тяжелое, резко ухудшилось. Голод 1901 года, особенно поразивший Поволжье, экономический кризис в промышленности в 1900-1903 годах, начавшаяся в феврале 1904 года русско-японская война принесли новые бедствия и лишения рабочим и крестьянам. На этой почве еще более обострились классовые противоречия. В стране назревала революция. Активизировались революционные силы и в Симбирске. Весной 1904 года под влиянием ленинской газеты «Искра», поступавшей сюда с первых номеров, и решений II съезда РСДРП оформляется Симбирская группа РСДРП. Его организаторами стали местные жители: сын бакалейного торговца В. В. Орлов, сын служащего винокуренного завода В. В. Рябиков и бывший студент Ю. А. Кролюницкий. Каждый из них избрал для себя революционный путь еще до создания Симбирской группы РСДРП.

Орлов поступил осенью 1901 года в Казанское механико-техническое училище. Вскоре он стал высылать в Симбирск своему товарищу Рябикову, вместе с которым до этого учился в Симбирском городском училище, посылки с запрещенной литературой. Осенью 1902 года Орлов переехал в Саратов для продолжения учебы в среднетехническом училище. Здесь с 1903 года он состоял членом социал-демократической организации учащихся. Ему удалось установить связь с агентом ленинской «Искры» Е. В. Барамзиным. Живя в Саратове, Орлов продолжал отправлять Рябикову революционные прокламации и брошюры. Рябиков тайно распространял их среди учащихся ремесленного училища, фельдшерско-акушерской школы, рабочих и служащих почтово-телеграфной конторы, где он работал учеником телеграфиста. О нелегальной деятельности Рябикова стало известно администрации, и его уволили с «волчьим билетом», то есть без права поступления на государственную службу.

Во время летних каникул, когда в Симбирск приезжал Орлов, друзья читали ленинскую «Искру», изучали работы Маркса и Ленина. Ю. А. Кролюницкий после исключения из Петербургской военно-медицинской академии за участие в студенческой революционной сходке был выслан в Казань под гласный надзор полиции. Но он и здесь продолжал вести революционную работу, в 1902 году стал членом РСДРП, опять подвергся аресту. 15 марта 1903 года «Искра» сообщила: «Казань. Еще в конце декабря прошлого года было около 70 обысков. Были арестованы: наборщик Беляевский, братья Кролюницкие (студент и бывший студент)…». В октябре 1903 года Кролюницкого направили в Симбирск для отбывания воинской службы. В марте 1904 года в Саратове Орлов за распространение революционной литературы был арестован, исключен из училища и выслан в Симбирск под надзор полиции.

Весной 1904 года и образовалось первоначальное ядро Симбирской группы РСДРП — В. Орлов, В. Рябиков, Ю. Кролюницкий. Вскоре в группу вошли студент А. А. Георгиевский и молодой типографский рабочий Е. И. Парфенов. Конспиративной квартирой симбирских социал-демократов с июля 1904 года служил дом Орлова. С самого возникновения Симбирская группа РСДРП присоединилась к большевикам-ленинцам, установила связи с ЦК партии, Петербургским, Московским, Самарским и Казанским комитетами РСДРП. Вскоре она стала выполнять серьезное поручение ЦК по пересылке нелегальной литературы в другие города Поволжья и Урала. Началось это с приезда весной 1904 года заведующего транспортно-техническим бюро ЦК В. Н. Соколова. Он должен был организовать здесь базу для транзитных перевозок нелегальной литературы из Бакинской большевистской типографии. Явку к В. Орлову и В. Рябикову ему дал Е. В. Барамзин.

В. Н. Соколов впоследствии писал: «В Симбирске разыскиваю барамзинских юношей — Орлова и Рябикова… Добродушные, честные, читающие ребята… Охотно без колебаний ухватываются за организацию пунктов для получек. Детально, до заучивания выясняем роль явок, паролей, квартир, снятия груза, конспиративных приемов. Накладные им привезут… Ребята прекрасно усвоили. Их не пришлось поправлять и в дальнейшем — работали четко сами»

Летом того же года на Дворцовой улице (ныне ул. К. Маркса) в бакалейной лавке отца Орлова появился человек, сказавший: «Я из преисподней». Суеверный страх охватил хозяина. Ему стоило усилий вспомнить, что явившегося с таким паролем надо направить к сыну. И вот гость входит в дом. При виде франта, одетого с иголочки (это делалось для конспирации), В. Орлов и В. Рябиков встревоженно переглянулись: «Шпик… Провалились!» А это был агент ЦК партии. Он, в свою очередь, не мог поверить, что стоящие перед ним два юнца и есть те самые товарищи, которым он привез накладную на драгоценный груз нелегальной литературы.
— Вы Орлов и Рябиков?
— Да…
Услышав такой ответ, агент ЦК удивленно воскликнул:
— Ну и младенцы! — С этого времени в поволжских партийных организациях за Василием Орловым (ему было тогда семнадцать лет) установилась кличка «Младенец-младший», а за девятнадцатилетним Валентином Рябиковым «Младенец-старший».

Получив на железной дороге «сафьяновый товар», а на деле пятнадцатипудовый груз с нелегальной литературой, «младенцы» мастерски выполнили ответственное поручение. Они рассортировали литературу на небольшие библиотечки, упаковали в изготовленные самими ящики, написав: «Варенье. Верх. Осторожно», с волжскими пароходами отослали адресатам. Подобные операции повторялись потом не раз. Рассылая нелегальную литературу, Орлов и Рябиков часть экземпляров оставляли для своей группы. Так у симбирских большевиков сложилась богатая библиотека. В ней имелись номера ленинских газет «Искра», «Вперед», «Пролетарий», решения II съезда РСДРП, работы Маркса, Энгельса, Ленина, В. Либкнехта, Плеханова, а также революционно-демократическая художественная литература.

Смело, порой дерзко повели работу молодые подпольщики-большевики. Весной 1904 года Орлов и Рябиков возглавили забастовку грузчиков на симбирских пристанях, а осенью — забастовку рабочих городских типографий, в результате которой полиграфисты добились сокращения-рабочего дня и повышения заработной платы. Успехи в забастовочной борьбе подняли авторитет большевиков среди рабочих. У группы установилась связь с металлистами, пекарями и рабочими других профессий.

В декабре 1904 года приближался день очередной мобилизации запасных в армию. Симбирские большевики отпечатали на гектографе четыре тысячи экземпляров составленной Ю. Кролюницким листовки «Ко всем запасным солдатам». В ней разоблачался несправедливый, захватнический характер русско-японской войны. Зимним морозным утром 12 декабря «младенцы» с двумя тысячами листовок направились на Сенную улицу (ныне ул. Д. И. Ульянова) к воинскому присутствию, где за полицейскими цепями столпились тысячи мобилизованных. Но как среди бела дня, на глазах полицейских раздать листовки солдатам? Орлов и Рябиков решили прибегнуть к хитрости. Они подозвали катавшихся на коньках мальчишек:
— Кто хочет заработать по гривеннику?
Под видом афиш сунули ребятам по пачке листовок и велели кричать: «Шапки теплые! Шапки теплые! Покупайте шапки!..»

Мальчишки смешались с толпой мобилизованных, раздавая листовку. В ней говорилось: «Народу не нужна эта война, начатая против его воли. Ему нужно у себя на Руси устроить жизнь так, чтобы, кто трудится, тот и сыт был, а не так, как теперь… Скоро весь народ поймет, что ему нужно, и грозно подымется он против притеснителей и потребует: «Долой виновников войны!..»2 В конце листовки стояла подпись: «Симбирская группа Российской социал-демократической рабочей партии». Когда же полицейским удалось схватить одного из мальчишек, Орлова с Рябиковым и след простыл. В революцию 1905-1907 годов Симбирская группа большевиков развернула широкую организаторскую и агитационно-пропагандистскую работу среди трудящихся, учащейся молодежи, солдат местного гарнизона, крестьян.